Смоленские врачи за месяц довели пациентку от больничной койки до кладбища

Ульяна Кульчицкая
Женщина, никогда не страдавшая от болезней ЖКТ, перенесла две операции. Но родственники до сих пор не знают точного диагноза и причины смерти

Смолянка Лидия Алексеевна была главной опорой дочери Марины, её самым близким человеком. Но летом 68-летней женщины не стало. И даже спустя два месяца после трагических событий врачи не могут назвать истинную причину гибели пациентки.

Всё началось 25 июня, в тот день Лидия Алексеевна почувствовала нестерпимую боль в животе. Около девяти часов вечера Марина отвезла мать в приёмное отделение Дорогобужской центральной районной больницы. Осмотр тремя специалистами – терапевтом, хирургом и гинекологом – не привёл фактически ни к чему. Медики решили, что у пациентки банальный запор, и прописали клизмы.

Утром следующего дня ситуация не изменилась, и дочь снова доставила маму в ЦРБ. Только на сей раз ожидать приёма специалиста пришлось более полутора часов.

«Хирург появился только после звонка ему старшего по поликлинике. Пришел с жутким перегаром. Назначил рентген и положил в хирургию. Рентген показал острую кишечную непроходимость. Нам сказали, что будет операция. Но в течение дня передумали делать. Сделали две клизмы, маме, конечно, чуть полегчало. Но ей же кололи и обезболивающее, и спазмолитики», - рассказала Марина.

По словам женщины, врач уверил её, что Лидию Алексеевну осмотрели сразу четыре хирурга, и ни у одного не возникло подозрений на непроходимость. На робкую просьбу Марины дать направление в Смоленск медик грубо бросил: «Забирайте и везите, куда хотите». Поскольку без официального документа пациентку бы никто не принял, не оставалось ничего другого, кроме как дожидаться помощи в райцентре.

«Через пять дней маму выписали с небольшим улучшением. Сказали регулировать питание, пить ферменты и сделать колоноскопию. Мы записались, но отказались позже, т.к. нам назначили слабительные для очистки кишечника. Мама стала их пить, но ей стало очень плохо. Вызывали скорую. Ей давали обезболивающее, и всё», - добавила наша собеседница.

Спустя две недели, к 11 июля, ситуация стала критической, и семья в третий раз оказалась на пороге приёмного отделения. После настойчивых просьб смолян врачи всё же направили пенсионерку в областную больницу. Когда машина прибыла к воротам медучреждения, Лидия Алексеевна уже не могла самостоятельно идти от боли и лишь чудом оставалась в сознании.

Пациентку госпитализировали в хирургическое отделение и на следующее же утро прооперировали, выявив кишечную непроходимость с осложнениями. Больше суток женщина провела в реанимации, а 14 июля, когда пенсионерку перевели общую палату, проведать маму приехала дочь:

«Мать лежала голая, не прикрытая, в трубках, под рукой всё мокрое, рука в крови. Я спросила, почему она в таком виде. Мне сказали, что перестилают один раз в день, и у них нечаянно протекла капельница. Я сходила в аптеку, купила всё для ухода, подстелила сухую одноразовую пеленку. и пошла просить простынь, чтоб прикрыть маму. В палате находился общий холодильник - туда ходили и мужчины из других палат. Была жара больше 30 градусов, под одеялом было жарко очень. К тому же у мамы была температура 38, но на это никто не обращал внимания, сказав, что такую температуру не сбивают. Простынь я выпрашивал с боем, сказала, что я пойду куплю, но это зафиксирую. Мне дали простынь, и я прикрыла маму».

Вечером Марина отправилась домой в Дорогобуж с тяжёлым сердцем, а утром первым делом позвонила в больницу. Вместо Лидии Алексеевны трубку мобильного телефона подняла соседка по палате - оказалось, что ночью пенсионерке стало плохо, с отёком лёгких её теперь уже во второй раз увезли в реанимацию.

Когда пациентку вернули в общую палату, Марина сразу же приехала проведать маму. В разговоре с завотделением женщина выяснила, что медики намерены провести повторную операцию, так как первая оказалась неудачной. Стому вывели плохо: прямое отверстие из кишечника оказалось слишком большого размера, из-за чего ни один из калоприёмников не подходил. Марина тут же отправилась поговорить с мамой о предстоящей операции:

«Я приоткрыла простынь и увидела мокрую насквозь повязку на шве. С неё текло, шов разошёлся. Тут же я увидела, что течет и из другого отверстия в животе, где стояла дренажная трубка. Я попросила позвать доктора. Пришёл завотделением и сказал: «Срочно на операцию, у нее перитонит». Мама была совсем в тяжёлом состоянии. Операция шла в районе 4 часов, увезли её в 13:00, а зашла я к хирургам в 17:30. Мне сказали, что операция была тяжёлая, было выведено две стомы, т.к. была ещё застарелая перфорация тонкого кишечника».

Утром 21 июля Лидии Алексеевны не стало, она так и не пришла в себя. До сих пор семья не знает, от чего умерла их родственница. В морге дали выписку с более чем размытыми формулировками причин смерти: «другие виды шока; другая и неуточнённая кишечная непроходимость; злокачественное новообразование сигмовидной кишки; другая пневмония, возбудитель не уточнён». При этом период времени между началом каждого из патологических процессов и смертью также «не уточнён».

По словам Марины, на протяжении месяца она пыталась узнать у хирургов результаты гистологии, но ей так никто и не ответил:

«Не пережив потерю, через три недели умер наш папа, который также пострадал зимой 2015 года в дорогобужской поликлинике, упав со второго этажа после инсульта. Сам добрался до людей, чтоб помогли, а были сломаны ноги и позвоночник. Его попросту закрыли в палате, празднуя новый год. Я писала по этому поводу в департамент здравоохранения. Но толку ноль. Персонал не был наказан, хотя проверка была, и доказано, что папа был закрыт в палате. Никто даже не извинился».

Readovka67 обратилась за комментарием в региональный департамент по здравоохранению. Там нам сообщили, что по результатам проверки публикации будут приняты меры в рамках исполняемых полномочий. Наша редакция выражает надежду, что сие мероприятие не пройдёт впустую.

Использованы материалы следующих авторов:

Не ходите, мужики, на вахту работать

Артём Булычев

История о том, как смоленский райцентр погибает из-за оттока рабочей силы.
Районный центр Смоленской области буквально погибает из-за того, что местное население уезжает в столицу на заработки. Как показал опрос местных жителей, полученные на вахте деньги имеют серьезный побочный эффект. Кризис семейной жизни С января по сентябрь этого года в регионе зарегистрировано 3 тысячи 113 разводов. И речь уже не о том, что каждый второй брак распадается — дела обстоят гораздо хуже: расстались без малого 75% пар (по данным местного ЗАГС). Причем львиную долю в статистике разва

...

Выборы без выбора: какие смоленские кандидаты борются за место в Госдуме?

Игорь Замок, Павел Ключевой

Сентябрьское голосование определит состав российского парламента до 2026 года.
Уже завтра, 17 сентября, в России начнутся трёхдневные выборы депутатов Государственной Думы. От того, кто будет заседать в федеральном парламенте, зависит судьба каждого из нас. Стоит хотя бы вспомнить печально известную пенсионную реформу 2018 года, которая отдалила заслуженный отдых для миллионов граждан на несколько лет, но была принята большинством народных избранников буквально на ура. Подобные непопулярные решения Госдумы нынешнего VII созыва заметно подорвали популярность главной партии

...
Новости партнеров


наверх